Читать книгу олег рой повелитель снов читать

Читать книгу олег рой повелитель снов читать

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Видно было, что взрослая, самостоятельная жизнь дочери очень ее смущает, однако мама крепилась и старалась не вмешиваться… или, вернее, вмешиваться как можно меньше.

— Мам, все будет хорошо. Ты же знаешь, на Олега можно положиться, — терпеливо повторяла девушка.

— Да… — Мама снова вздыхала. — Я сразу подумала, что вы отличная пара. Но ты говорила, что вы просто друзья.

— И что? — Алиса смеялась. — Тогда я просто была очень глупой. А теперь поумнела, правда.

…Но вот необходимые приготовления были закончены, и новенький полосатый чемоданчик полностью собран. Последним Алиса положила в него книгу стихов, где между страницами по-прежнему сохранился высушенный цветок мака. О том, чтобы оставить томик в Москве, и речи не шло. Эта книга казалась Алисе символом их отношений: пока она цела, они с Олегом будут вместе.

В дверь постучали. Не дожидаясь разрешения, в комнату заглянула Юля Красицкая.

— Здорово, что вы едете, — сказала она, остановившись на пороге. — Это действительно здорово… Вот возьми, может пригодиться… У нас, кажется, примерно одинаковый размер…

Алиса приняла из рук подруги сверток, в котором оказалось великолепное вечернее платье из мягкой, чуть искрящейся золотистой материи.

— Ты серьезно. Это мне. — недоверчиво спросила девушка.

— Конечно, тебе, глупая! На Волкова платье не налезет, даже не пробуйте! — Юля пыталась шутить, но на дне ярких голубых глаз притаилась тоска.

Еще бы. Долгое время Красицкую и Волкова считали парой. Алиса могла бы поклясться, что Олег и вправду нравится Юле, а потому поступок подруги приобретал еще большую значимость и ценность.

— Спасибо! — Алиса взволнованно обняла Юлю.

— Счастливой поездки! Теперь она просто обязана стать счастливой! — Юля улыбнулась, но Алисе показалось, что и в улыбке ее скрыта горчинка — крохотная, почти незаметная.

Красицкая отвернулась — то ли для того, чтобы скрыть чувства, то ли без особой причины, и вдруг заметила на тумбочке у кровати Алисы книгу.

— Та самая? — спросила Юля, взяв в руки потрепанный томик.

Алиса кивнула. Почему-то ей стало неприятно, словно подруга без спроса коснулась чего-то глубоко личного, того, что не предназначено для других. Усилием воли девушка отогнала от себя неприятные ощущения, вернее, загнала их в глубину.

— Осторожно, не вырони цветок, он очень хрупкий, — попросила она.

— Цветок? — Юля пролистала книгу, прокрутила веером страницы. — Здесь нет никакого цветка. Наверное, уже выпал.

Алиса заглянула подруге за плечо. Цветка и вправду не было. Странно.

— Ладно, не буду отвлекать. Тебе завтра рано вставать. Счастливого отдыха! — повторила Красицкая, осторожно положила книгу на место и вышла из комнаты.

Оставшись одна, Алиса взяла в руки томик и обрадованно улыбнулась: так вот же засушенный цветок — лежит себе между страницами! Странно, что Юля его не заметила: страницы сами открываются там, где он покоится. Девушка бережно коснулась вылинявших от времени лепестков и закрыла книгу.

В аэропорт им действительно придется выехать очень рано, поэтому пора ложиться.

Девушка собиралась просто поспать, чтобы набраться сил перед дорогой, но в эту ночь ее опять втянуло в особенный сон, в сон, связанный с книгой…

Алиса вновь очутилась в прошлом, но, похоже, с эпизода, виденного в первом сне, прошло время…

На скамейке в парке вновь сидели юноша и девушка, уже другие. У девушки были красивые русые волосы, свободными волнами ложащиеся на плечи, привлекательное лицо с тонкими аккуратными чертами, смутно напоминавшими ту красавицу балерину, которую Алиса видела в первом сне. Незнакомка была одета в причудливые очень широкие джинсы, приталенную рубашку с высоко поднятым воротником и туфли на широкой массивной платформе. Рядом сидел юноша со странной прической: волосы длинные, а на висках отпущены густые бачки, одет он был фактически так же, как и девушка: в джинсы и цветную рубаху с коротким рукавом. Эта пара словно сошла с картинки из старого-старого модного журнала. Но самое главное, на коленях у девушки лежала прекрасно знакомая Алисе книга.

— Что я считаю жизнь от нашей первой встречи,
Что милый образ твой мне каждый день милей,
Что нет покоя мне без бурь минувших дней,
Что муки ревности и ссор безумных муки
Мне счастьем кажутся пред ужасом разлуки… [Стихотворение А. Апухтина «Опять пишу к тебе…».] —

выразительно читала девушка.

Юноша слушал внимательно и серьезно.

— Ты чувствуешь, какая в этих строках сила и правда? — спросила девушка, посмотрев ему в глаза.

Он положил руку поверх ее тонких пальцев, покоящихся на книге.

— Я верю, что мы не расстанемся, Аня.

Они замолчали, глядя друг на друга. И в этих взглядах было столько по-настоящему важного: и нежность, и понимание, и та глубинная связь, которая соединяет людей раз и навсегда. У Алисы защемило сердце. Эти двое любят друг друга, в этом нет сомнения.

Вдруг девушка засмеялась и смущенно, очень мило склонила голову.

Молодой человек тоже улыбнулся и посмотрел на нее вопросительно.

— Так, подумалось внезапно… — На щеках Анны вспыхнул румянец.

— Не скажу! Сначала догони! — Девушка захлопнула книгу, легко вспорхнула со скамейки и побежала прочь.

Юноша кинулся за ней. Алиса смотрела, как они бегут по дорожке, мечутся среди сиреневых кустов. Там молодой человек наконец настигнул ловкую беглянку, преградил ей путь, раскинув руки.

— Я поймал тебя! Ну скажи же, почему ты смеялась?!

— Ну хорошо, хорошо. — Она уткнулась лбом ему в плечо. Алиса едва слышала и понимала, что подсматривать за влюбленными нехорошо, но все же не находила в себе силы уйти. — Я просто подумала… Что, если у нас будет дочь, я передам эту книгу ей, так же как моя мама отдала ее мне… — пробормотала девушка едва слышно. — Правда, глупости!

— Неправда! — горячо возразил молодой человек. — Так и должно быть! Нет, я не прав! Так и будет!

Вокруг звонко пели птицы, стояла теплая летняя пора, и сам воздух, казалось, был напоен любовью и счастьем… Любить, мечтать и просто-напросто быть счастливым казалось столь же естественным, как дышать.

И даже просыпаясь от звонка будильника, Алиса еще улыбалась. Эти чудесные сны, которые дарила найденная книга, обещали, что и ее собственная история окажется счастливой.

Они с Олегом, переглядываясь и пересмеиваясь, словно дети, наскоро позавтракали на кухне бутербродами и кофе. За окном едва начинался рассвет. Приехало такси, путешествие началось…

Читайте также:  Толкование снов к чему снится разбитое яйцо

Холл отеля был роскошным. Большая винтовая лестница, мраморный пол, в котором отражались огни хрустальных люстр, мягкие удобные диваны по углам и, конечно, стойка ресепшен — большая, черная, основательная. Олег повидал уже несколько довольно неплохих отелей, но этот, разумеется, был лучший. Изысканный, похожий на сбывшуюся мечту.

— Добро пожаловать! — по-английски приветствовал прибывших пожилой добродушный грек, несмотря на жару одетый в строгую черную рубаху и черные же брюки, в круглых очках, неуклюже сползающих на самый край носа и неумолимо разрушающих презентабельно-деловой облик. — Я Наркисс Нюктакис, хозяин этого отеля. Называйте меня просто Наркисс.

— Очень приятно. — Олег, а затем Алиса пожали протянутую руку, на которой блеснул массивный серебряный перстень, Олег заметил, что на нем отчеканен узор из каких-то цветов. Видимо, перстень был старинным, возможно, родовым.

— Рад видеть каждого из своих гостей. Для меня очень важно, чтобы здесь вы чувствовали себя как дома! Пожалуйста, друзья мои, если вам что-нибудь потребуется, сразу же обращайтесь ко мне! У нас тут все совсем просто, по-домашнему. А теперь Атанасия выдаст вам ключи от ваших номеров. Атанасия.

Темноволосая симпатичная гречанка, стоящая за стойкой ресепшен, с готовностью закивала, и вскоре они уже поднимались в расположенные на втором этаже номера.

— Тут и вправду хорошо, уютно, — заметила Алиса, оглядывая выполненный в мягких тонах холл, с пушистым ковром и большим мягким диваном.

— Меня впервые хозяин самолично встречает. — Олег остановился у двери первого из номеров. — Сразу видно, что в Греции кризис — по-настоящему дорожат клиентами.

— А что, приятно. — Девушка улыбнулась. — Я приму душ. Давай через час встретимся.

— Давай. — Он проследил, как Алиса скрылась за дверью, и неохотно пошел к своему номеру. Если бы только можно было остаться с ней.

Санторини казался ожившей картинкой, но при том более яркой, живой, невероятной. Как раз тот редкий случай, когда реальность превосходит ожидания. Стоя на вершине острова и глядя на яркую воду и трехцветные скалы, никак не можешь поверить, что действительно очутился здесь, что подобные места вообще существуют.

— Удивительное место! — Алиса стиснула его руку. — Здесь так и чувствуешь, что Бог есть.

Олег кивнул. Происходящее казалось ему счастливым сном. Сбывшимся сном, если быть точным…

Они с Алисой долго бродили по удивительному городу, расположенному на скалах террасами, а затем вернулись к отелю. Идти до него было далековато — минут сорок, ведь располагался он гораздо ниже, на уступе скалы, ближе к берегу и пляжу с черным вулканическим песком, нагревающимся так сильно, что ступать по нему босиком все равно что идти по раскаленной плите.

Источник

Читать книгу олег рой повелитель снов читать

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Я уверена, что с этой книгой связана какая-то романтическая история. Двое влюбленных… Он подарил ей этот цветок… А потом что-то случилось… — Алиса склонилась над страницами. — Знаешь, мне кажется, что я чувствую слабый аромат каких-то духов…

Олег тоже нагнулся над книгой и посмотрел на Панову виновато.

— А мне кажется, пахнет только старой бумагой… Но считаю, ты права насчет влюбленных. Есть в этой книге нечто особенное…

— Ты тоже почувствовал?! — Алиса в волнении сжала его руку.

Некоторое время они так и сидели над книгой, держась за руки. Казалось, в этот момент весь воздух между ними пропитывается особой магией. Они стали как-то особенно близки друг другу, словно сами души их сейчас соприкоснулись, как соприкасались руки.

— Ты думаешь, они были счастливы? — спросил Олег.

И Алисе не потребовалось переспрашивать, о ком он говорит.

— Я уверена, что да, — ответила она и слегка нахмурилась.

— Ты думаешь, что недолго? — Олег не отводил взгляда, легко читая все ее мысли и не ожидая ответа на свой вопрос: оба уже чувствовали, что в той далекой истории было нечто загадочное и трагичное.

У столика появился официант.

— У нас сегодня плохой кофе? — спросил молодой человек немного нервно.

— Нет. — Олег поспешно подвинул к себе чашку и сделал большой глоток. — Очень вкусно. А с чего вы решили?

— Да тот… — официант кивнул в дальний угол, — тоже его пить не стал.

Алиса, позабывшая о незнакомце в черном, посмотрела туда, куда указывал парень. Зловещий тип исчез, видимо, прошел мимо, пока оба были заняты книгой, и на столе действительно стояла одинокая чашка кофе. Кажется, даже не тронутая.

— Спасибо, все вкусно. — Алиса, улыбнувшись, принялась собирать ложечкой растаявшее мороженое. — Мы просто засмотрелись… Скажите, а можно взять эту книгу?

Официант посмотрел на лежащий на столе томик.

— Впервые вижу. Кто-то принес. Конечно, берите. Как будете в наших краях, приносите что-то свое, и считай, в расчете. Книгообмен. По-моему, годная идея.

И он ушел, вновь оставив их вдвоем.

— Ты уверена, что можно взять эту книгу? — спросил Волков.

— Нам же только что разрешили.

Олег досадливо поморщился.

— Я не о том, ты сама поняла… Если с ней связана какая-то трагическая история… Может, лучше просто оставить ее здесь? Помнишь, нас учили, что вещи имеют память и могут нести в себе эмоции своих владельцев.

Кроме общеобразовательных дисциплин в академии инициатов преподавали предметы весьма специфичные. Взять хотя бы теорию знаний. Казалось бы, скучнейшая дисциплина, однако лекции и особенно практические занятия профессора Мельникова проходили весьма неожиданно и, без сомнения, незабываемо. Чего стоила имитация пожара в первый же учебный день после поступления в академию или эксперимент с электрическим стулом, при одном воспоминании о котором у Алисы до сих пор коленки тряслись. Преподавались им и науки, связанные с оккультизмом, магией и древними верованиями. Один из предметов этого профиля как раз и вел Криш, и именно его лекцию вспомнил сейчас Олег Волков.

Да, действительно, опасно брать вещь, носящую на себе яркий отпечаток прежнего владельца, особенно если с ним случилось нечто нехорошее или он испытывал яркие негативные эмоции… Но книга буквально заворожила девушку. От нее веяло тайной и… почему-то снами. А уж сны — главный профиль Алисы Пановой. Легкий, как тот самый пригрезившийся ей аромат духов, отпечаток сна лежал на этом томике. Расстаться с ним? Ну уж нет! Ни за что!

Девушка положила руку на книгу, словно охраняя ее от посторонних. Даже от Олега.

Читайте также:  Что значит во сне найти золотые украшения к чему

— Мне она нравится. Я очень хотела бы ее взять, — решительно произнесла Панова.

— Ну что же, о чем речь. Значит, бери.

Он расплатился, и они, прихватив томик, вышли из кафе на улицу, уже тонувшую в легких, будто акварельных, весенних сумерках.

Это была странная Москва. Мало того что черно-белая, но еще какая-то не такая, непривычная взгляду. Приглядевшись, Алиса поняла, что словно попала в город из старой-старой кинохроники. Не было видно скопищ припаркованных машин, да и вид зданий оказался другим. Из центра исчезли привычные высотки, стало пусто и удивительно свободно. Мимо проехала машина, которая сейчас с честью могла бы участвовать в параде ретроавтомобилей.

«Это чьи-то воспоминания», — догадалась Алиса. Подобные сны она видела очень редко. Девушка с любопытством огляделась. Какой на дворе год, предположить она не могла.

У моста, глядя на воду, стояли юноша и девушка. Это была странная пара. Девушка казалась сказочной принцессой. Невысокая, хрупкая, в пышном, доходящем до лодыжек шелковом платье в крупный горох, с узенькой-узенькой талией, перетянутой широким поясом. На ногах у девушки были туфельки-лодочки. Прическа — классически-строгая: из пучка не выбивалось ни единой русой прядочки. Парень — высокий, особенно на ее фоне, был одет в старую военную форму с отпоротыми погонами, на рукаве виднелся шов, выполненный со всей возможной аккуратностью человека, впервые взявшего в руки иголку. Алиса подошла поближе, прислушиваясь к разговору, и вдруг заметила в руках у девушки уже знакомую книгу.

— Я подписал ее для вас… если вы не против… — смущаясь, говорил парень.

— Мы же договорились! — Девушка с притворной сердитостью посмотрела на собеседника. — Никаких «вы»!

Парень еще сильнее смутился. Он был красив, хотя его крупное волевое лицо немного портил след ожога на скуле.

— Вы такая… То есть ты такая… что мне хочется говорить «вы»… Я вот думал, что, если бы не война, мы бы никогда не встретились.

— Да, я тоже об этом думала! Вот, кажется, война — это такой беспросветный ужас! Все было так страшно! Но ведь мы победили! А еще я встретила тебя, и это самое лучшее в моей жизни.

Молодой человек повернулся и порывисто обнял девушку.

— Кристина… — прошептал он. По тому, как бережно, как осторожно он ее обнял, становилось понятно, что девушка казалась ему очень хрупкой, едва ли не стеклянной.

— Ничего, Вася, — шептала красавица в шелковом платье. Она держалась за своего спутника, словно за спасительный якорь. — Теперь все будет хорошо. Вот увидишь!

— Я ничего не умею, только воевать, только убивать людей. А ты даже не знаешь, какая это грязь — война! Ты жила в другом мире. Ты — Золушка с подмостков, а я.

— Глупости! — Кристина отстранилась. — Ты — победитель и не говори о том, что никуда не годен! Просто тебе еще не удалось пожить мирной жизнью. Вот посмотрим! Ты выучишься, найдешь хорошую работу! Стране знаешь как нужны сейчас умные и смелые люди. А я… ну хочешь, я уйду из балета? Хочешь?!

Юноша склонил голову.

— Ты права, Кристина. Я веду себя как трус. Я действительно выучусь. Ради тебя, ради нас! И не вздумай даже бросать балет! Обещаешь?

— Дурачок! — Она засмеялась. — Конечно, обещаю! Я же тебя люблю!

Они принялись целоваться, и Алиса, опомнившись, поспешно отступила.

Она и сама чувствовала себя счастливой. Вот эти двое — первые владельцы доставшейся ей книги! Они такие разные, но они любят друг друга, а любовь творит настоящие чудеса! Эта книга стихов как талисман, как знамя всепобеждающей любви! И Алиса с Олегом тоже могут быть счастливы — просто так, не оглядываясь на прошлое, не опасаясь будущего. Счастье таится в каждом мгновении, главное — оставлять свое сердце открытым!

Зазвенел проезжающий мимо трамвай, болтая и смеясь, прошла группка молодежи, по одежде напоминающая скорее Василия, чем его рафинированную спутницу… Сорок пятый год — год, которым датирована книга стихов, год нашей победы в Великой Отечественной войне… Какое, оказывается, это яркое, счастливое время — время новых надежд, когда все горизонты кажутся достижимыми…

Еще улыбаясь, Алиса отступила в туманное пространство снов, оставляя влюбленных наедине со своим счастьем.

Но до чего же хорошо, что ей удалось все это увидеть. Как хорошо, что они с Олегом взяли книгу!

Источник

Описание книги «Повелитель снов»

Описание и краткое содержание «Повелитель снов» читать бесплатно онлайн.

Если твои желания вдруг начинают разом исполняться, это не к добру. И райский остров может оказаться смертельной ловушкой, выбраться из которой невозможно. На этот раз Олегу и Алисе придется столкнуться с тем, кто значительно сильнее их, с тем, кто способен ради забавы играть человеческими жизнями. Бойся своих желаний, они заведут тебя во тьму, откуда уже нет возврата.

Олег Рой, Екатерина Неволина

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

Моему сыну Женечке.

Ты – здесь и нигде!
Ты – дым по воде,
То свет – то метель,
Ты – ключ и ты – тень!
Ты – знак в пустоте
Ты – боль от потерь!
Ты – крест на судьбе,
Ты – здесь, ты – нигде!

Он вошел в кафе и быстро огляделся. Зал почти пуст, только несколько парочек жмутся за столиками по углам. И свет приятный – приглушенный, сумеречный. Когда-то он любил другой – яркий, бьющий в глаза свет софитов… Когда-то он и сам был другим. Радовался всяким пустякам, верил в счастье и умел создавать простенькие иллюзии на потеху публике. Неблагодарной публике, готовой забыть твое имя на следующее же утро после вчерашнего триумфа. Таков закон: сейчас они аплодируют тебе стоя, жадно ловят твой мимолетный взгляд, захлебываются от щенячьего восторга… А завтра пройдут мимо. Ничто не достается так дорого и не стоит так дешево, как успех.

Мужчина поежился и, отгоняя ненужные мысли, повел перед глазами рукой, затянутой в черную перчатку, несмотря на стоящую на улице не по-майски жаркую погоду. Уже не колеблясь, он прошел мимо пустых столиков к стеллажу, где стояло несколько книг. Детективы, фэнтези, что-то из классики, пара глянцевых журналов… Обычный ассортимент для модного кафе. Любой посетитель мог взять одну из этих книг. Или оставить здесь свою.

Человек в черных перчатках расстегнул молнию сумки и вытащил из ее темных недр непримечательную книжицу в светлой тканевой обложке.

Как часто он видел эту книгу у Нее в руках! Когда-то давно, еще в той жизни, от которой у него остались лишь жалкие клочки воспоминаний, похожие на обрывки праздничного серпантина и грязные затоптанные конфетти, которые сметают поутру с арены.

Читайте также:  Что значит сон букет белых роз

Когда-то Она любила перелистывать эти чуть пожелтевшие страницы…

Он наклонился. Ноздри тонко очерченного носа, немного напоминающего клюв хищной птицы, нервно вздрогнули, алчно вбирая в себя идущий от бумаги запах. Кажется, все еще пахнет Ее духами. Едва уловимо, но от этого запаха нутро скручивает тугим узлом, а кровь гулко начинает стучать в висках – совсем как тогда, в другой жизни… Так и кажется, что еще немного, и послышится тихий нежный голос, с укоризной произносящий его имя…

Если бы Она только знала, какой цели послужит Ее книга!

Какая злая ирония! Мастер оценит.

Уже не медля, человек поставил томик на полку и на миг легко коснулся обтрепавшегося по краям корешка старинным перстнем, в котором, как застывшая капля крови, тускло поблескивал рубин, испещренный мелкими царапинками-значками. Теперь на книге осталась особая, не видимая глазу метка. Для большинства посетителей кафе этот томик не будет ничем отличаться от других, но те, для кого приготовлен этот сюрприз, невольно, даже не отдавая себе в этом отчета, потянутся к нему. Дело будет сделано.

И тогда метка окончательно исчезнет, чтобы не вызывать подозрений и не допустить провала блестящей задумки Мастера.

Нет, все пойдет по плану, можно не сомневаться.

Мужчина отошел вглубь кафе, сел за столик и заказал услужливому официанту со штангой в мочке уха кружку кофе.

Официант, как и большинство людей, смутно чувствующих исходящую от человека в черных перчатках опасность, принес заказ почти мгновенно и поспешил тут же исчезнуть в глубинах кухни.

Кофе был украшен пышной белой пенкой, и мужчина машинально глотнул принесенный напиток, но тут же с отвращением отодвинул в сторону. С некоторых пор еда и напитки казались ему песком и пеплом. Не слишком-то приятно глотать песок и пепел.

Мужчина положил ладони на столешницу и, глядя на гладкую кожу тонких перчаток, приготовился ждать. Ждать он умел, наверное, как никто другой.

Это был, наверное, самый потрясающий день в ее жизни.

Небо над головой казалось настолько ярко-синим, что можно было подумать, что в фотошопе подкрутили яркость картинки. Парк приветствовал их тугими цветами, наливавшимися звонкой весенней силой, мягкой, еще не истоптанной травой и сотней самых разных запахов, среди которых сквозили сладкие цветочные нотки, тяжелый земляной аромат, а еще – привкус ванили, кокоса и свежих крендельков, которыми торговали в открытой палатке.

Алиса Панова и Олег Волков взяли себе по большому кренделю. Она – с розовой глазурью и кокосом, он – с изюмом и шоколадом. Оба смеялись, кормя друг друга из рук и перепачкав шоколадом и глазурью друг другу лица, как индейцы, вышедшие на тропу войны. Они дурачились, и было так легко, словно и не существовало той тяжелой осени, когда пришлось осваиваться в академии инициатов, столкнувшись с жесткими правилами и борьбой, развязавшейся среди студентов за место под солнцем. Словно не было страшной угрозы, предназначенной третьему члену их новообразовавшейся команды, и ужасной сцены, когда обаятельный преподаватель сценического мастерства вдруг превратился в одержимого демоном монстра…[1] Словно не было жесткой зимней сессии, в ходе которой с первого курса оказалась отчислена сразу треть потока… Словно не было внезапного отъезда Криша сразу после разговора, в котором Алиса призналась, что не может больше с ним встречаться, и последующих укоров совести, тяжелой вины за обиду и одиночество другого человека, доверившегося ей…

Но, самое главное, исчезла та ледяная стена отчуждения, что стояла между ней и Олегом бесконечно долгое время. Все недомолвки, взаимные претензии и непонимание растаяли, как тает сосулька, попавшая на мартовский солнцепек.

Все это стало вдруг далеким-далеким, как полузабытая детская сказка.

Они шли, держась за руки, купили надутый гелием воздушный шарик в виде забавного монстрика и запустили его в небо.

А потом, как в начальной школе, бегали наперегонки по дорожке. Причем, как заметила Алиса, Олег совершенно не хромал и небрежно нес свою трость в руке.

Потом они заглянули в кафе, к счастью, почти безлюдное в это время.

Они уже подошли к столику, когда Алиса вдруг заметила странного посетителя. Он сидел у дальней стены и, несмотря на жаркий день, был весь в черном: черный плащ с поднятым воротом, надвинутая на лоб черная шляпа, благодаря которой на лицо падала густая тень. На миг девушке показалось, будто у незнакомца вообще нет лица – только черная дыра, начинающаяся сразу над воротником.

Девушка вздрогнула. Внезапно ей стало не по себе. Появление незнакомца было похоже на появление черной грозовой тучи среди ясного неба.

– Алиса? – Олег встревоженно посмотрел на нее.

Панова попыталась улыбнуться и села на стул спиной к неприятному человеку. Лучший способ избавиться от раздражающего фактора – повернуться к нему спиной и постараться не обращать на него внимания. Подошедший к столику немного неформального вида официант, улыбающийся весьма мило, разрядил обстановку.

Алиса заказала кофе по-венски и два разноцветных шарика мороженого. И тут взгляд ее упал на книжную полку. Девушка сама не могла сказать, что именно ее привлекло в не слишком толстой простенькой книге, но как завороженная Алиса сделала несколько шагов и взяла томик в руки.

Он был чуть теплый, словно живой. Тканевый переплет от времени протерся по краям так, что на углах выглянула картонная основа… слегка пожелтевшие страницы… Чувствуя странное волнение, словно в предчувствии чего-то то ли очень прекрасного, то ли крайне важного, она прочитала тисненное вылинявшим золотом название: «Лирическая поэзия». На титульном листе едва можно было разглядеть выцветшую надпись, сделанную, очевидно, перьевой ручкой: «Милой Кристине», и год издания – 1945. На обороте титульного листа шли и другие имена: «Кристина», «Анечка», «Ева». Каждое из последующих имен было написано уже другим почерком и явно гораздо позже.

Среди миров, в мерцании светил
Одной Звезды я повторяю имя…
Не потому, чтоб я Ее любил,
А потому, что я томлюсь с другими.

И если мне сомненье тяжело,
Я у Нее одной ищу ответа,
Не потому, что от Нее светло,
А потому, что с Ней не надо света[2].

Алиса вздрогнула. Найденная книга так увлекла девушку, что она позабыла обо всем, даже об Олеге.

– Лирика, – ответила Алиса. – Посмотри, последняя строка в этом стихотворении подчеркнута расплывшимися синими чернилами. Представляешь, кто-то давным-давно листал эту книгу и делал отметки… Видимо, книга передавалась в семье из поколения в поколение! Это же настоящая живая история!

Источник

То, что вы хотели знать