Троичная вычислительная машина сетунь

Советская «Сетунь» — единственная в мире ЭВМ на основе троичного кода

В 1959-м году учёные из Московского государственного университета под руководством Николая Брусенцева разработали первую и единственную ЭВМ на основе троичной логики. Называлась она «Сетунь». Других компьютеров на основе троичного кода нет и не было.

Идею использовать для вычислений троичную систему высказал ещё в 13-м веке итальянский математик Фибоначчи. Он сформулировал и решил «задачу о гирях», более известную под названием Баше-Менделеева: если можно класть гири только на одну чашу весов, то удобнее, быстрее и экономичнее делать подсчёты в двоичной системе, а если можно класть гири на обе чаши, то целесообразнее прибегнуть к троичной системе.

Особенность троичной системы счисления в том, что цельночисленное основание в ней равно трём. Это значит, что всё множество целых чисел можно записать с помощью всего трёх цифр, например 0, 1, 2, 10, 11, 12 и так далее. 10 в данном случае соответствует цифре 3 из привычной нам десятичной системы.

Большинство современных компьютеров используют двоичную систему, где разряд равен степени двойки. Брусенцев и его группа пошли по иному пути — в их машине разряд был равен степени тройки. При работе машина использовала двухбитный троичный код. Единицами измерения были не биты, а триты (то есть не 0 и 1, а 0, 1 и 2). Минимальной единицей, с которой работала непосредственно память «Сетуни», был трайт, равный шести тритам (соответствует примерно 9,5 битам в современном двоичном представлении). Для «Сетуни» даже разработали собственный язык программирования — DSSP.

По современным меркам «Сетунь» не был мощным компьютером: тактовая частота процессора у него была всего 200 кГц. Но в 1959-м году, когда создавались только первые прототипы ЭВМ и учёные ещё даже не договорились, сколько разрядов будет в байте, такая машина была выдающимся достижением. Ей было нужно обработать примерно в 1,5 раза меньше суммарных сложений, чем компьютеру с двоичной системой для той же задачи и за то же время. Так что и работать она могла в 1,5 раза быстрее. Закодировать тоже можно было больше.

Но в Советском Союзе было сделано всего 46 таких машин, 30 из которых отдали институтам по всей стране для решения научно-технических задач средней сложности. Затем выпуск машин прекратился, несмотря на то, что у рабочего прототипа недостатков почти не было. Сам создатель машины Брусенцев говорил потом:

«Сетунь» мешала людям с косным мышлением, которые занимали высокие руководящие посты».

По всей видимости, чиновники посчитали, что на обслуживание машины уйдут огромные деньги. Но машина была до того простой, что обслуживать её не требовалось. Тем не менее, «те, кто душил „Сетунь“, раскидали её по всей стране». Итак, уникальный компьютер задавили бюрократы.

По словам Брусенцева, сейчас многие страны пытаются создать свой троичный компьютер, но все попытки безуспешны: люди так привыкли к двоичной логике, что им сложно освоить троичную. Однако это вопрос спорный: вряд ли за все эти годы никто больше не додумался до того, как сделать аппаратную часть такого компьютера. И если во всём мире в компьютерной индустрии пользуются двоичной системой, а на троичную до сих пор никто не перешёл, то, возможно, необходимости в этом и нет.

Источник

Троичный компьютер «Сетунь»

Про проект троичного компьютера Николая Петровича Брусенцова, ныне заслуженного научного сотрудника МГУ, краем уха слышали, вероятно, все, имеющие отношение к компьютерам и программированию. Интерес к этой теме, в том числе и на Западе, не утихал никогда. Восьмидесятилетний Брусенцов уже в наши дни свидетельствует: «Буквально на днях я получил письмо из США, где также спрашивают, как удалось реализовать троичную логику? К нам постоянно приходят по e-mail письма с запросами. Надо сказать, что наибольший интерес проявляют такие страны, как Бангладеш, Пакистан, Индия».

Тем не менее ЭВМ «Сетунь» так и осталась единственной в мире моделью вычислительной машины, основанной на троичной системе счисления, причём серийной – было выпущено полсотни экземпляров. У неё был в истории единственный предшественник, о котором сам Брусенцов, скорее всего, и не подозревал: в 1840 году Томас Фоулер в Англии построил механическую троичную вычислительную машину (сохранилось её описание). Но ни одного последователя у Брусенцова не было, если не считать любительских проектов. Почему? Прямой ответ на этот вопрос вы найдете едва ли: в публикациях о «Сетуни» и Брусенцове перечисляются достоинства троичной системы, но прямо не указываются ни недостатки, ни причины, по которым проект так и остался уникальным. Сам Николай Петрович до сих пор полагает, что дело в косности советских чиновников, и ещё, возможно, в колоссальных средствах, затраченных на создание полупроводниковой индустрии, основанной на двоичной булевой алгебре. Но суть дела заметно сложнее.

В 1953 году Н. П. Брусенцов, закончивший радиотехнический факультет Московского энергетического института, попал по распределению в специальное конструкторское бюро (СКБ) МГУ, где долго не мог найти себе работу по душе. Он поплакался бывшему сокурснику М.А. Карцеву, работавшему в лаборатории И.С. Брука, – одного из первопроходцев советской компьютерной техники. Там занимались созданием М-2 – четвёртой по счёту советской ЭВМ, – и Карцев устроил для товарища экскурсию.

Впечатлённый Брусенцов рассказал о посещении своему шефу, академику С.Л. Соболеву, и тот устроил ему командировку в лабораторию Брука, чтобы освоить М-2 в целях передачи её в университет. Но вскоре Соболев поссорился с Бруком: на одно место в академии претендовали И.С. Брук и другой выдающийся конструктор ЭВМ, С.А. Лебедев. Соболев голосовал за Лебедева, Брук обиделся, и вопрос о передаче М-2 в МГУ отпал. Может, оно и к лучшему: Соболев решил строить свою собственную оригинальную машину и поручил это Брусенцову. Так Николай Петрович попал в другую секретную лабораторию – в ИТМиВТ, к известному математику Л.И. Гутенмахеру, под чьим руководством строили машину ЛЭМ-1 на ферритовых сердечниках в качестве запоминающих элементов. Брусенцов сразу разобрался, что ферриты используются неправильно, и предложил свою схему, сократившую количество элементов в семь раз и резко облегчившую процесс их отбора.

Читайте также:  Что такое мейлерная машина

Такие элементы называются трансфлюксорами – управляемыми магнитными усилителями. Но самое главное было в другом: Брусенцов предложил использовать троичную логику, которая на ферритах реализовалась просто и изящно: два противоположных направления тока – минус и плюс единица, – и третье, нулевое – отсутствие тока. Ферритовые элементы соединялись непосредственно, поэтому ЭВМ, по предложению М.Р. Шуры-Буры названная впоследствии «Сетунь», получилась необычайно простой схемотехнически: в ней на 3500 трансфлюксоров было всего 330 транзисторов, 37 электронных ламп и десяток электромагнитных реле. В «Сетуни» была двухуровневая память: быстрое ОЗУ (162 9-разрядных троичных ячейки) и магнитный барабан. При тактовой частоте 200 кГц машина выполняла большинство команд за 100-180 микросекунд.

Троичная система экономичнее любой другой в смысле количества знаков (а, следовательно, и элементов) для представления многоразрядного числа. Чтобы записать 1000 чисел (от 0 до 999) в десятичной системе нужно 30 знаков, а в двоичной системе с помощью тех же 30 знаков можно записать 32 768 чисел. Самой же экономичной считается система счисления с основанием е (2,718282. ), а на практике – 3, ближайшим к числу е. Но всё зависит от выбора элементов. Брусенцову удалось найти аппаратное решение, которое было действительно – на том уровне техники – непревзойдённым по экономичности. Если повторить то же самое на серийно выпускаемых полупроводниковых чипах, получится только усложнение схемы. Так что преимущества троичной системы не в экономичности, а в том, что сама организация вычислительного процесса резко упрощается. Так, в системе с тремя цифрами (1,0,-1) числовая ось автоматически получается непрерывной, отсюда – естественное сравнение и вычитание чисел; автоматически выполняется правильное округление чисел простым отбрасыванием младших разрядов; арифметический и логический сдвиг совпадают и т.п. В общем, перечислять приятные особенности этой системы можно долго.

Но советские и чиновники, и производственники были против машины: первые, видимо, «на всякий случай», ориентируясь на «мировой уровень», а вторые – из-за необычных требований к культуре производства. У Брусенцова первый экземпляр машины заработал в штатном режиме уже через десять дней после монтажа – за счёт тщательного отбора и сортировки компонентов (в те времена не подвергавшихся никакому выходному контролю по параметрам), и многочисленных предварительных тестов каждой платы. А на Казанском заводе математических машин автору разработки приходилось пропадать месяцами, заново втолковывая заводчанам уже прописанные в методичках правила тестирования и исправляя вольности в компоновке.

Называлась в числе причин неприязни со стороны казанцев и стоимость машины в 27 500 рублей – смехотворно низкая по тем временам, из-за чего якобы её было производить невыгодно. Н.П. Брусенцов вспоминает: «В феврале 1962 г. мне с Е.А. Жоголевым и С.П. Масловым по приглашению правительства ЧССР довелось побывать на заводе Яна Швермы в Брно, где предполагалось запустить в серийное производство нашу «Сетунь». Инициаторами этого проекта были чешские инженеры И. Крыже и И. Бранд, ознакомившиеся с машиной при посещении Вычислительного центра МГУ в 1960 году и, по-видимому, реально оценившие её коммерческие достоинства. Планировался выпуск в первый же год трёхсот машин, и завод был вполне готов реализовать это. В отчёте о командировке, направленном в ГКНТ, мы предложили рассмотреть возможность сотрудничества с заводом Яна Швермы Астраханского завода ЭА и ЭП, уже освоившего производство логических элементов «Сетуни». Но вскоре стало известно, что передача документации для производства машины в ЧССР возможна лишь после освоения крупносерийного выпуска её в нашей стране, а затем выпуск был и вовсе прекращён». Чехи планировали на каждой машине заработать, продавая её не только в страны СЭВ, но и на Запад за валюту, однако советские чиновники не дали им это сделать, заявив, что «золото нам и самим нужно», и тем временем тормозя проект всеми силами.

С какой-то точки зрения эти чиновники были правы: у «Сетуни», даже в улучшенной модификации «Сетунь-70», не было будущего. Те самые трансфлюксоры, требовавшие ручной намотки (у Брусенцова каждый день начинался с того, что всё, включая руководителя, сосредоточенно мотали тончайшие проволочки на трёхмиллиметровые сердечники) – это технология первого поколения компьютеров. К 1970-м годам это всё отстало на два поколения, а реальной замены в полупроводнике так и не появилось: на транзисторах схемы получаются более громоздкими. Ещё одна деталь: двоичная логика хорошо стыкуется с теорией информации, где именно бит (а не трит) есть мельчайшая и неделимая мера всего. И передавать данные лучше по принципу «есть напряжение – нет напряжения», так получается и проще и надёжней.

Выходит, идеям Брусенцова, – а их, кстати, поддержал классик программирования Дональд Кнут, писавший, что не сомневается в постепенном переходе на троичные ячейки вместо двоичных, – так и суждено остаться в истории техническим курьёзом вроде дирижаблей в авиации? Не совсем так. Одно из направлений, где троичная логика находит своё применение, – создание асинхронных процессоров. Они необходимы, например, в особо точных аналогово-цифровых схемах, где наличие тактового генератора ведёт к неприятным и трудно устранимым помехам, а в асинхронных схемах, где сигналы распределены во времени случайным образом, такая помеха намного меньше. Асинхронные процессоры проще проектировать автоматизированным методом, и в них меньше элементов, чем в обычных. Троичная логика прямо фигурирует в технологии NCL от Theseus Logic. Есть и другие применения троичной логики. Так что вполне возможно, что энтузиазм Брусенцова и чаяния Кнута ещё оправдаются.

Источник

Уникальная Сетунь на основе троичного кода

Уже в 1956 году появилась потребность в создании практичного образца цифровой вычислительной машины, которая бы смогла использоваться в вузах, лабораториях. Для таких целей требовалась простая в освоении, надежная, недорогая, но в то же время эффективная малая ЭВМ, рассчитанная на массовое использование.

Требования, предьявленные к такой машине: скорость работы должна была быть равной нескольким сотням операций в секунду, «приветствовалась» простота и удобство программирования, точность вычислений — 6-8 верных десятичных знаков, высоконадежность в эксплуатации и в техническом обслуживании, умеренные габариты, экономное потребление энергии, использование недорогих и «недефицитных» материалов и деталей. Такие требования для того времени являлись «противоречивыми», ведь создание машины более удобной для работы программистов повлекло бы за собой увеличение количества оборудования, что, в свою очередь, повлекло бы снижение надежности и повышение стоимости не только самой машины, но и ее эксплуатации.

Обеспечение удобства для программистов помимо инженерного пути, связанного с усложнением машины, было реализовано программным путем ( разработкой систем стандартных подпрограмм, введением компилирующих и интерпретирующих систем, программирующих программ), применением двухступенчатой системы памяти, построением схем на магнитных элементах.

Читайте также:  Тефлоновая игла для швейной машины

Использования троичной системы счисления

В XIII веке итальянский математик Фибоначчи выдвинул идею использования для вычислений троичной системы. Он сформулировал и решил «задачу о гирях» (известную под названием Баше-Менделеева). Суть задачи такова: при какой системе гирь, имея их по одной, можно бесплатно взвесить всевозможные грузы Q от 0 до максимального груза Qmax, чтобы абсолютное значение максимального груза Qmax было бы наибольшим среди всех вероятных разновидностей. Два условия для решения этой задачи: если гири класть на свободную чашу авторитетов; если гири позволяется класть на обе чаши авторитетов. В первом случае «оптимальная система гирь» сводится к двоичной системе гирь: 1, 2, 4, 8, 16 и т.д., а появляющийся при этом «оптимальный» алгоритм или способ измерения рождает двоичную систему счисления, лежащую в основе «модных» компьютеров. Во втором случае наилучшей является система гирь: 1, 3, 9, 27, 81 и т.д. Если можно класть гири только на одну чашу весов, то удобнее, быстрее и экономичнее делать подсчёты в двоичной системе, а если можно класть гири на обе чаши, то целесообразнее прибегнуть к троичной системе.

Особенность троичной системы счисления — цельночисленное основание в ней равно трём. То есть все множество целых чисел можно записать с помощью всего трех цифр, например 0, 1, 2, 10, 11, 12 и так далее (10 соответствует цифре 3 из привычной нам десятичной системы).

В течении года специалисты анализировали и изучали уже имеющиеся вычислительные машины и их технические возможности, в результате было принято решение — применить в машине не двоичный, а троичный симметричный код. Это стало бы реализацией уравновешенной системы счисления. Разработка троичной ЭВМ предпринималась впервые.

округление числа x до k верных троичных знаков, которое получается отбрасыванием всех младших знаков, начиная с (k+1).

Следствие. Ближайшим целым числа x,

где Ei — троичные цифры. Выходит, что простой способ выделения ближайшей целой части числа упрощает алгоритмы вычисления экспотенциальной и тригонометрических функций.

данной троичной системе не требуется специального знакового разряда, знак числа определяется знаком старшей значащей троичной цифры. Это довольно таки упрощает действия с относительными числами.

Содержимое любого регистра автоматически рассматривается как относительное число. Операции сдвига и нормализации — универсальны и к тому же сильно упрощают программирование действия с масштабами и с плавающей запятой.

Все это «благоприятно» для построения подпрограммы для выполнения действий с плавающей запятой и вычисления элементарных функций с полной вычислительной погрешностью, не превосходящей двух единиц младшего разряда мантиссы.

Значение n — тритного целого числа N определяется аналогично значению n — битного:

Ниже приведена таблица с операциями сложения и умножения в троичном симметричном коде.

В троичном симметричном коде отсутствует проблема чисел со знаком.

В отличие от двоичной, это арифметика чисел со знаком. Знак числа — это цифра старшего из его значащих (ненулевых) разрядов. Проблемы чисел со знаком, не имеющей в двоичном коде совершенного решения, в троичном симметричном коде просто не может быть, а это уже принципиальное преимущество.

Тритом были названы три вида сигналов, формируемые базовым элементом будущего троичного компьютера. Если за меру количества информации принимать бит, то информационная емкость трита будет равна приблизительно 1,6. Исходя из этого троичный компьютер обрабатывает в единицу времени больше информации, чем двоичный.

Благодаря информационной емкости трайта с его помощью легко можно закодировать все заглавные и строчные символы русского и латинского алфавитов, математические и служебные символы.

Н.П. Брусенцов говорил:

История вычислительной машины Сетунь, как и сама эта машина, необычна — все совершалось вопреки общепринятым подходам и методам. Можно подумать, что действовали по принципу «Делай не так, как все». Но принцип был иной — «Чем естественней и проще, тем лучше».

Сложна судьба Николая Петровича Брусенцова — творца первой и единственной в мире троичной машины Сетунь

Родился Николай Петрович Брусенцов 7 февраля 1925 года в городе Днепродзержинске (Украина). Его отец Петр Николаевич Брусенцов был сыном простого рабочего — железнодорожника, учавствовал в строительстве Днепродзержинского коксохимического завода, умер в очень молодом возрасте 37 лет, когда Николаю было всего 14 лет. Мать Мария Дмитриевна осталась сама с тремя детьми. Началась война. В 1943 году Николая призвали в армию и отправили на курсы радистов в Свердловске. Позже он стал радистом 154 стрелковой дивизии в отделении разведки 2 дивизиона 571 артиллерийского полка. Был награжден медалью «За отвагу» и орденом Красной Звезды.

В 1948 году, окончив школу на отлично, поступил на радиотехнический факультет Московского энергетического института. Но, заболев туберкулезом, первый год учебы провел в лечении. Позже наверстал упущенное и стал одним из преуспевающих студентов.

После окончания института Брусенцов был направлен на работу в СКБ при Московском университете, позже в проблемную лабораторию по разработке ЭВМ для использования в учебных заведениях. Вот тут он и познакомился с Сергеем Львовичем Соболевым. Соболев горел идеей создания малой ЭВМ, которая была бы недорога, малогабаритна, надежна для институтских лабораторий. Был организован семинар, в котором принимали участие еще М.Р.Шура-Бура, К.А.Семендяев, Е.А.Жоголев. На семинарах разбирали недостатки существующих машин, прикидывали систему команд и структуру, рассматривали варианты технической реализации, склоняясь к магнитным элементам, поскольку транзисторов еще не было, лампы сходу исключили, а сердечники и диоды можно было достать и все сделать самим.

Пару слов из воспоминаний Брусенцова о семинаре:

Доклады посвящались, с одной стороны, инженерным вопросам технической реализации машины, а с другой — разработке и оптимизации ее архитектуры, анализу и обобщению имеющегося в этом деле опыта. Так, М.Р. Шура-Бура на четырех семинарах в апреле-мае 1956 года анализировал преимущества и недостатки отечественных машин «Стрела», БЭСМ, «Урал», М-20, сотрудники Сергея Львовича по курчатовскому институту Г.А. Михайлов и Б.И. Шитиков рассказали о созданных ими машинах ЦМ-1 и ЦМ-2, аспирант Томского университета А.Д. Закревский выступил с докладом «Применение алгебры логики к синтезу схем вычислительной машины». Вопросы инженерной реализации цифровых устройств на полупроводниковых и магнитных элементах рассматривались в докладах сотрудников нашего отдела электроники. Разработкой же функциональной схемы и системы команд машины довелось заниматься мне с Е.А. Жоголевым, и результаты по мере продвижения неоднократно представлялись семинару в наших, иногда совместных, докладах: 17.9.56 — «Эскизная схема машины», 15.10.56 — «Операции в троичной системе счисления», 11.2.57 — «Система команд для одноадресной троичной машины», 8.4.57 — «Блок-схема троичной машины», 24.2.58 — «Блок-схема и система команд машины «Сетунь».

Именно тогда у Брусенцова возникла мысль использовать троичную систему счисления.

Читайте также:  Стучит амортизатор стиральной машины

Николай Петрович Брусенцов заведовал лабораторией ЭВМ факультета вычислительной математики и кибернетики Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова. Основными направлениями его научной деятельности являлись: архитектура цифровых машин, автоматизированные системы обучения, системы программирования для мини- и микрокомпьютеров. Им было опубликовано более 100 научных работ, в том числе монографии «Малая цифровая вычислительная машина Сетунь» (1965 год, «Миникомпьютеры» (1979 год), «Микрокомпьютеры» (1985 год), учебное пособие «Базисный фортран» (1982 год).

Брусенцову Николаю Петровичу, лауреату премии Совета Министров СССР, принадлежат 11 авторских свидетельств на изобретения. Он был награжден орденом «Знак Почета», Большой золотой медалью ВДНХ ССС.

В 2014 году в возрасте 90 лет ушел из жизни известный конструктор троичных ЭВМ, ученый Брусенцов Николай Петрович. Как вспоминали его друзья, он был очень скромным, приятным в общении человеком, всегда готовым прийти на помощь.

В Вычислительном центре МГУ была создана Сетунь, которая стала первой машиной с алфавитно-цифровыми устройствами ввода и вывода в СССР.

В разработке ЭВМ активное участие принимал советский математик Сергей Львович Соболев, на то время он был заведующим кафедрой вычислительной математики на механико-математическом факультете Московского университета. Созданием и разработкой машины Сетунь занимался коллектив начинающих сотрудников, это были 8 выпускников МЭИ и МГУ, 12 техников и лаборантов. Работа была проделана довольно в короткий срок, что напрямую свидетельствовало о простоте троичной цифровой техники, достигалось существенное упрощение, естественность архитектуры троичных устройств. Такая архитектура — рационально построенная система программирования, которая включала интерпретирующие системы ИП-2 (плавающая запятая, 8 десятичных знаков), ИП-3 (плавающая запятая, 6 десятичных знаков), ИП-4 (комплексные числа, 8 десятичных знаков), ИП-5 (плавающая запятая, 12 десятичных знаков), автокод ПОЛИЗ(язык обратной польской записи) с операционной системой и библиотекой стандартных подпрограмм (плавающая запятая, 6 десятичных знаков) делали малую машину Сетунь простой в освоении.

Машина Сетунь с минимальным набором команд, 24 одноадресные команды, делала вычисления с фиксированной и с плавающей запятой, делала операцию сложения с произведением, которая оптимизировала вычисление полиномов, три команды условного перехода по знаку результата, операцию поразрядного умножения, имела индекс-регистр. Значение индекс-регистра можно было не только прибавлять, но и вычитать при модификации адреса.

В конце 1959 года для машины уже существовала система программирования и набор прикладных программ.

Параметры машины

Оперативная память состояла из устройства на ферритовых сердечниках емкостью в 162 9-тритных ячейки, то есть разделена на 3 страницы по 54 ячейки для постраничного обмена с основной памятью. Основная память — это запоминающее устройство на магнитном барабане, емкостью 36 либо 72 страницы (1944 9-тритных ячейки). Передача информации между запоминающими устройствами производилась зонами, содержащими по 54 девятиразрядных кода. С помощью пятипозиционной бумажной перфоленты через фотоэлектрическое вводное устройство вводились данные в машину. Такое вводное устройство работало со скоростью 800 знаков в секунду. Вывод данных осуществлялся благодаря печати и перфорации на бумажной ленте со скоростью 7 знаков в секунду (вывод как троичных кодов, так и буквенно-цифрового текста с заданием произвольной формы бланка).


Перфолента

Структурной единицей компьютера стала ячейка, представляющая собой феррит-диодный магнитный усилитель, собранный на гетинаксовой основе, ячейки в свою очередь компоновались в функциональные блоки (сумматоры, дешифраторы троичного кода, регистры сдвига).


Сумматор


Ферритовый куб

Был разработан специальный быстродействующий магнитный усилитель, который состоял из миниатюрного трансформатора с ферритовым сердечником и полупроводникового диода. Усилители соединялись друг с другом без посредства электрических деталей, исключение- соединительные провода. Нововведение повышало надежность машины и снижало потребление энергии. Таких магнитных усилителей в Сетунь было 3500.

Запитывалась машина от сети трехфазного тока 220/380В, потребляемая мощность составляла 2,5 кВА.

Сетунь состояла из шести функциональных устройств (Брусенцов Н.П. Вычислительная машина «Сетунь» Московского государственного университета.ст 259): арифметического устройства, устройства управления, оперативного запоминающего устройства, устройства ввода, устройства вывода, запоминающего устройства на магнитном барабане.


Блок-схема вычислительной машины Сетунь

Заводские испытания первого серийного образца Сетунь показали, что машина полностью соответствует поставленым техническим параметрам. Все работало без сбоев и полезное время составило 95% от зачетного. За первый год из 4000 деталей были заменены всего лишь три детали. Выпущено было 7 таких малых ЭВМ, в течение 1963 года было запланировано произвести еще 10 таких машин. Уже в 1964 году завод выпустил 21 машину Сетунь, так как спрос на них рос. Но в 1965 году Сетунь была снята с производства.

Начиная с 1959 года Сетунь за полтора месяца вывела больше расчетов, чем ЭВМ Урал-2 с двоичной системой счисления. Малая машина Сетунь работала безотказно, но чиновникам была не выгодна такая ЭВМ — себестоимость ее была всего 30 000 рублей. Первая модель Сетунь была в работе 15 лет. Серийное производство было решено отложить на 15 лет, но этого так и не произошло. Как говорил сам создатель машины Брусенцов потом:«Сетунь мешала людям с косным мышлением, которые занимали высокие руководящие посты». В конечном счете Сетунь разрезали автогеном и отправили на утилизацию.

Для Сетунь-70 был разработан собственный язык программирования — ДССП. Принцип этого языка программирования — «слово есть слово», это значило, что одно слово программы соответствует одному слову кода. Для ДССП характерна двухстековая архитектура, словари, поддержка нисходящего программирования, высокоуровневые структуры данных и операции, компактный код, а также мобильность, гибкость, сопрограммный механизм.

ДССП превосходит Forth по многим параметрам. Язык ДССП обладает существенно более низкой, чем язык ассемблера трудоемкостью в программировании, не уступая ему в компактности кода и быстродействии, позволяет проверять работу подпрограмм в интерактивном режиме и имеет возможность модификации программ практически без внесения изменений в остальные части кода.

Других компьютеров на основе троичного кода кроме Сетунь в СССР не было.


История создании машины Сетунь

По словам самого создателя Сетунь Брусенцова:

Сейчас многие страны пытаются создать свой троичный компьютер, но все попытки безуспешны: люди так привыкли к двоичной логике, что им сложно освоить троичную. Однако это вопрос спорный: вряд ли за все эти годы никто больше не додумался до того, как сделать аппаратную часть такого компьютера. И если во всём мире в компьютерной индустрии пользуются двоичной системой, а на троичную до сих пор никто не перешёл, то, возможно, необходимости в этом и нет.

По традиции, немного рекламы в подвале, где она никому не помешает. Наша компания запустила новогоднюю распродажу серверов и VPS, в рамках которой можно получить от 1 до 3 месяцев аренды бесплатно. С подробностями акции вы можете ознакомиться тут.

Источник

То, что вы хотели знать
Adblock
detector