Вмятины в лобной части черепа

ВДАВЛЕННЫЙ ПЕРЕЛОМ ЛОБНОЙ КОСТИ

Оперативное вмешательство при вдавленном переломе передней стенки лобной пазухи (как я понял, перелом у Вас именно такой) может быть: путем репозиции собственной кости; с применением пластики титановой сеткой или другим материалом.

При профессионально выполненной операции последствий быть не должно.

Решение о необходимости и целесообразности проведения операции должны принять прежде всего Вы сами.

Национальный медико-хирургический центр им. Н.И. Пирогова
нейрохирургическое отделение (Москва, Нижняя Первомайская ул, д.70)
Тел. +7(926) 986-8431, +7(499) 748-93-19
e-mail: mosbrain@gmail.com
http://www.dr-zuev.ru
http://www.syringomyelia.ru/

онемение возникло в результате повреждения I ветви тройничного нерва.

Таблетками ни перелом, ни онемение не вылечить. Операция носит исключительно косметический характер. Не исключено, что после операции онемение уйдёт, и чувствительность восстановится. Однако может быть и наоборот.

Более подробно можно сказать лишь увидев снимки.

Гаврилов Антон Григорьевич
нейрохирург, к.м.н.

НИИ нейрохирургии имени Н.Н.Бурденко
Anton_Gavrilov@hotmail.com
http://www.dr-gavrilov.ru/
запись на консультацию по телефону 8 (916) 189 6458

СОЗДАТЬ НОВОЕ СООБЩЕНИЕ.

Если Вы регистрировались ранее, то «залогиньтесь» (форма логина в правой верхней части сайта). Если вы здесь впервые, то зарегистрируйтесь.

Если Вы зарегистрируетесь, то сможете в дальнейшем отслеживать ответы на свои сообщения, продолжать диалог в интересных темах с другими пользователями и консультантами. Помимо этого, регистрация позволит Вам вести приватную переписку с консультантами и другими пользователями сайта.

Источник

Важность ранней диагностики врожденных деформаций черепа у детей

А.В. Лопатин, С.А. Ясонов, отделение челюстно-лицевой хирургии, ГУ «Российская детская клиническая больница» Росздрава

Практически любой врач курса общей анатомии помнит о существовании специфических форм черепа, таких, как скафоцефалический (вытянутый в передне-заднем направлении) и брахицефалический (увеличенный в ширину). Но редко кто вспоминает о том, что необычная форма черепа у ребенка во многих случаях является признаком преждевременного заращения черепных швов.

Конечно, все доктора знакомы с термином краниостеноз – преждевременное заращение швов черепа, приводящее к неспецифическому повреждению головного мозга вследствие недостаточного расширения полости черепа в период наиболее активного роста мозга. Когда возникает вопрос о том, как лечат краниостеноз немногие вспоминают о возможности хирургического иссечения преждевременно заросших швов и лишь единицы знают о существовании метода двухлоскутной краниотомии.

Между тем, по международной статистике, преждевременное закрытие одного из швов черепа (изолированный краниосиностоз) возникает примерной у одного из 1000 детей. Интересно отметить, что такая же частота характерна и у детей, имеющих расщелину губы. При этом ни у кого не вызывает трудностей диагностика расщелин губы, потому что таких пациентов, несомненно, видел каждый врач. Тогда как почти никто из врачей общей практики не может припомнить, видел ли он когда-нибудь ребенка с преждевременным заращением швов черепа.

Хождение по мукам

Краниосиностоз – преждевременное заращение одного или нескольких швов черепа, приводящее к формированию характерной деформации головы. Таким образом, уже в родильном доме ребенок с подозрением на краниосиностоз может быть выделен из общей массы новорожденных и направлен на дообследование. На практике, к сожалению, на этом этапе все деформации черепа, обнаруженные у детей, расцениваются врачами как особенности послеродовой конфигурации головы и им не уделяется должного внимания. В период новорожденности форме черепа также не придается большого значения. Обычный ответ педиатра на обеспокоенность родителей: «…Ничего страшного, хорошо прибавляет в весе, ушла желтуха, а голова такая оттого, что лежит на боку. Вот начнет ходить, и все исчезнет».

Психомоторное развитие детей проходит с отставанием, деформации черепа самопроизвольно не исчезают, некоторые деформации становятся менее заметными, скрываясь под волосами, другие ошибочно расцениваются врачами как иные заболевания, а третьи отступают на второй план при наличии более очевидных нарушений функции органов и систем. Зачастую малышей с краниосиностозами консультируют генетики, и нередко правильно устанавливается группа заболеваний и даже предполагается непосредственный генетический синдром. Несмотря на это, единицы таких пациентов поступают в специализированные клиники для проведения лечения. Подавляющее большинство детей, не получивших лечения, имеют сниженный интеллект и становятся инвалидами. Из-за необычной формы черепа нарушаются пропорции лица, и к периоду полового созревания у таких детей чаще, чем у других, возникают трудности в социальном общении и даже возможны суицидальные попытки.

Родители постепенно перестают обращать внимание на легкие деформации черепа, а при наличии выраженной у ребенка деформации лица детские хирурги разъясняют им, что исправление косметических дефектов проводится только в 16 лет.

Исходя из сказанного, можно заключить, что в нашей стране практически полностью отсутствует квалифицированная помощь детям с преждевременным заращением одного или нескольких швов черепа. При этом во всем мире на протяжении последних сорока лет лечению детей с врожденными деформациями черепа уделяется очень большое внимание, а разработанные методики оперативного лечения позволяют устранить компрессию мозга и значительно улучшить внешний вид детей с краниосиностозами уже в трех-шестимесячном возрасте. Основной причиной такого пробела является отсутствие доступной информации относительно особенностей диагностики и лечения врожденных деформаций черепа у детей. Для того чтобы немного исправить существующее положение, предлагаем рассмотреть самые общие вопросы диагностики и лечения краниосиностозов.

Диагностика


Рисунок 1

Основными швами свода черепа являются сагиттальный, коронарный, лямбдовидный и метопический (рис. 1). При преждевременном заращении костного шва происходит компенсаторный рост костей перпендикулярно к его оси (закон Вирхова). В результате появляется характерная деформация. Опишем наиболее часто встречающиеся формы краниосиностозов.

Сагиттальный краниосиностоз

Преждевременное заращение сагиттального шва приводит к увеличению передне-заднего размера черепа с нависающими лобной и затылочной областями и к уменьшению его ширины с формированием узкого овального лица (рис. 2). Такой вид деформации называют скафоцефалией, или ладьевидным черепом. Это наиболее частое заболевание среди общего числа изолированных синостозов (50-60%). Характерная форма черепа видна уже с рождения. При осмотре головы сверху заметно втяжение теменных областей, это дает ощущение циркулярной перетяжки свода черепа на уровне или чуть кзади от ушных раковин. Четко определяется большой родничок, причем его размеры не отличаются от нормы. Характерным считается наличие костного гребня, пальпируемого в проекции сагиттального шва.


Рисунок 2: а – ребенок до и б – после устранения скафоцефалии.

Метопический краниосиностоз

Самым редким представителем группы изолированных краниосиностозов является метопический краниосиностоз, или тригоноцефалия, составляющая 5-10% от общего их количества. Несмотря на это, данное заболевание, пожалуй, чаще всего распознается как врожденная деформация черепа из-за характерной клинической картины.

При раннем замыкании метопического шва происходит формирование треугольной деформации лба с образованием костного киля, идущего от надпереносья до большого родничка. При взгляде на такой череп сверху видна четкая треугольная деформация с вершиной в области надпереносья. При этом верхние и латеральные края орбит смещаются кзади, что дает ощущение разворота плоскости орбит кнаружи и уменьшения межорбитального расстояния (гипотелоризм). Деформация лба настолько необычна, что дети с тригоноцефалией часто обследуются у генетиков и наблюдаются как носители наследственных синдромов, сопровождаемых снижением интеллекта. Действительно, тригоноцефалия рассматривается как неотъемлемая часть таких синдромов, как Opitz, Oro-facio-digital syndrom, и некоторых других. Верно и то, что многие синдромальные заболевания приводят к задержке интеллектуального развития, но частота их настолько низка, а клиническая картина настолько характерна, что не стоит всех детей, имеющих лишь метопический синостоз, причислять к группе риска по развитию умственной неполноценности.

Читайте также:  Грм на хундай туксоне ремень или цепь

Односторонний коронарный краниосиностоз

Коронарный шов расположен перпендикулярно срединной оси черепа и состоит из двух равноценных половин. Так что при преждевременном заращении одной из его половин формируется типичная асимметричная деформация, именуемая плагиоцефалией. Вид ребенка с плагиоцефалией характеризуется уплощением верхнеорбитального края орбиты и лобной кости на стороне поражения с компенсаторным нависанием противоположной половины лба (малыш как будто хмурится одной стороной лица). С возрастом более отчетливо начинает проявляться ипсилатеральное уплощение скуловой области и искривление носа в ту же сторону. В школьном возрасте присоединяется деформация прикуса, связанная с увеличением высоты верхней челюсти и как следствие – смещением нижней челюсти на стороне преждевременно закрывшегося шва. В тяжелых случаях имеется даже компенсаторное выбухание затылочной области со стороны синостоза. Нарушения со стороны органа зрения представлены чаще всего односторонним косоглазием. Плагиоцефалия чаще других расценивается как особенности послеродовой конфигурации головы. Но в отличие от последней она не исчезает в первые недели жизни, а, наоборот, с возрастом прогрессирует.

Таким образом, огромную роль в правильной постановке диагноза играет именно форма черепа.

Из инструментальных методов диагностики наилучшим является проведение компьютерной томографии с трехмерным ремоделированием изображения костей свода черепа и лица. Это обследование помогает выявить сопутствующую патологию головного мозга, подтвердить наличие синостоза в случае изолированного повреждения и установить все заинтересованные швы в случае полисиностоза.

Лечение

Самым активным периодом роста головного мозга считается возраст до двух лет. Таким образом, с функциональной точки зрения предотвратить краниостеноз можно ранним хирургическим лечением. Оптимальным возрастом для проведения операции по поводу краниосиностоза можно считать период с 3 до 9 месяцев. Преимуществами лечения в данном возрасте можно считать:

Если лечение выполняется после пяти лет, сомнительно, что оно приведет к значительному улучшению функции головного мозга. В большей степени операция будет направлена на устранение деформации головы.

Основной особенностью современного хирургического лечения является не только увеличение объема черепа, но и исправление его формы и сочетанной деформации лица в ходе одной операции.

Обобщая вышеизложенное, еще раз отметим: в нашей стране имеется обширный пласт больных, которые в силу низкой информированности медиков о современных возможностях диагностики и лечения краниосиностозов не получают адекватной помощи. Между тем диагностика таких состояний достаточно проста и возможна уже на ранних этапах. Своевременная квалифицированная помощь детям с краниосиностозами позволяет уже в первые месяцы жизни устранить не только функциональный дефицит, но и исправить сопутствующую косметическую деформацию.

Сведения об авторах:

Андрей Вячеславович Лопатин, зав. отделением челюстно-лицевой хирургии ГУ «Российская детская клиническая больница» Росздрава, профессор, д-р мед. наук

Сергей Александрович Ясонов, врач отделения челюстно-лицевой хирургии ГУ «Российская детская клиническая больница» Росздрава

Источник

Опухоли головного мозга: изменения крови и костей черепа

Ведущие специалисты в области нейрохирургии:

Семенистый М.Н. (слева) Профессор, Д.М.Н., Заслуженный Врач РФ, Круглов С.В. (справа)

Автор проекта: профессор, доктор медицинских наук, заслуженный врач РФ, Круглов Сергей Владимирович

Запись на прием

Редактор страницы: Семенистый М.Н.

Балязин Виктор Александрович

Балязин Виктор Александрович, Профессор, Доктор Медицинских наук, Заслуженный врач РФ, Отличник Здравоохранения РФ, Врач-нейрохирург, Заведующий кафедрой нервных болезней и нейрохирургии

Молдованов Владимир Архипович

Молдованов Владимир Архипович, Кандидат Медицинских наук, Врач высшей квалификационной категории, 35 клинического стажа

Запись на прием

Савченко Александр Федорович

Савченко Александр Федорович, Кандидат Медицинских наук, Врач высшей квалификационной категории, Заведующий нейрохирургическим отделением БСМП№2

Запись на прием

И.Я.Раздольский. Опухоли головного мозга.

Опухоли головного мозга: изменения крови и костей черепа

Обобщающих работ относительно изменений крови при опухолях мозга нет, что, несомненно, является крупным недочетом, требующим устранения. Между тем эти изменения, несомненно, имеют место. В первую очередь это относится к мультиформным глиобластомам. Для них весьма характерен лейкоцитоз со сдвигом влево. В наших наблюдениях имеются случаи, где лейкоцитов достигал 12 000—14 000 с нейтрофилозом до 80—86%, и с повышенной реакцией оседания эритроцитов до 40—60 мм в час и выше. Так как указанные изменения белой крови не находились в зависимости от локализации опухоли, то, по-видимому, их следует рассматривать как следствие токсического влияния ее непосредственно на кроветворные органы или на те образования в подбугровой области, которые регулируют кроветворение.

Возможность воспалительных изменений в крови при мультиформных глиобластомах необходимо учитывать при дифференциации данного рода опухолей с абсцессом мозга. Это тем более важно, что течение некоторых из них очень сходно с течением абсцесса.

Опухоли головного мозга: изменения крови и костей черепа

Менее постоянный и не столь значительный лейкоцитоз наблюдается при кистозно перерожденных краниофарингеомах, при которых нельзя исключить и непосредственного воздействия на подбугровую область, регулирующую гемопоэз.

У ряда больных с опухолями III желудочка мы наблюдали лимфоцитоз в пределах 40—52% при отсутствии глистных инвазий.

Изменения костей черепа

Изменения костей черепа при опухолях мозга в основном обусловлены двумя причинами: повышением внутричерепного давления и местным воздействием опухоли. У многих больных с опухолями мозга изменения костей черепа являются результатом совокупного действия обоих этих факторов.

Костные изменения черепа принято относить к трем основным группам.

1. Местные изменения костей, возникающие в непосредственном соседстве с опухолью, например, изъеденность, эндостозы и экзостозы и т. п.

2. Изменения таких наиболее чувствительных к повышенному внутричерепному давлению отделов черепа, как спинка турецкого седла, клиновидные отростки, малые крылья, отверстия, через которые нервы выходят из полости черепа.

3. Общие изменения костей черепа: расхождение швов, углубление пальцевидных вдавлений, общее истончение плоских костей черепа, изменения общего вида турецкого седла и т. п.

Из них наибольшее и обще диагностическое и топико-диагностическое значение имеют местные ограниченные изменения,. Они указывают не только на наличие опухоли, но и на ее локализацию.

Изменения наиболее чувствительных к давлению отделов черепа приобретают существенное значение для определения стороны расположения опухоли в случаях, если они имеют односторонний характер. Так, например, при опухолях височной доли деструктивные изменения турецкого седла начинаются на стороне, соответствующей локализации опухоли. Что же касается общих изменений черепа, то они свидетельствуют лишь о наличии повышенного внутричерепного давления, независимо от причин, вызывающих его (опухоль, водянка мозга, венозный застой в полости черепа и т. п.). В топико-

диагностическом отношении равномерное изменение костей черепа (одинаково выраженные на обеих сторонах пальцевидные вдавления, расширение всех швов свода черепа, равномерное изменение турецкого седла) при прочих равных условиях указывает на субтенториальную локализацию опухоли.

Уже при простом осмотре и ощупывании черепа, особенно после снятия волос, выявляется ряд изменений: общее увеличение размеров черепа (гидроцефальный череп), асимметрия его в результате утолщения более или менее значительных отделов его (например, при остеомах, арахноидэндотелиомах), ограниченные выпячивания его (например, при гуммах, арахноидэндотелиомах, злокачественных опухолях, прорастающих в кости и вызывающих обычно реактивный отек и пастозность мягких покровов головы и т. п.). Иногда при осмотре и особенно при прощупывании выявляется расхождение швов, причем легче у детей.

Читайте также:  Акпп opel едет только вперед

Осмотр черепа важно дополнить ощупыванием, тщательно и последовательно охватывающим весь череп, так как у некоторых больных ускользающие от глаза экзостозы, пастозность, деформация, дефекты могут быть выявлены этим способом.

Об изменениях костей черепа можно судить и на основании перкуссии. В настоящее время, с внесением. в нейрохирургическую клинику таких диагностических методов, как краниография, вентрикуло- и энцефалография, перкуссия черепа стала применяться редко. Между тем в ряде случаев она может оказать существенную пользу.

Как указывалось выше, при опухолях мозга в костях черепа могут возникать различного рода ограниченные (гиперостозы, истончения, вплоть до полного нарушения целости кости) или диффузные изменения. В результате возникают своеобразные колебания в перкуторном тоне черепа. В области экзостозов и эндостозов, а также над опухолью в случае ее поверхностного расположения и значительных размеров перкуторный звук оказывается более укороченным и высоким. При истончении костей черепа перкуторный тон приобретает коробочный оттенок (тимпанический), а при расхождении швов— Звук от разбитого горшка.

Изменения перкуторного тона черепа наблюдаются примерно у 11—14%, всех больных с опухолями мозга (Вексберг, наши наблюдения). Общее изменение перкуторного тона черепа указывает просто на наличие повышенного внутричерепного давления. Изменение этого тона на ограниченном участке черепа, в особенности если оно территориально совпадает с изменениями черепа, отмеченными на рентгенограмме, или с локализацией перкуторной болезненности последнего, приобретает важное топическое значение. Оно указывает на расположение опухоли под тем самым местом черепа, где изменен перкуторный тон. У некоторых обследованных нами больных наличие изменения перкуторного тона являлось единственным локальным симптомом, обеспечившим правильную топическую диагностику.

Более важное диагностическое значение, чем изменение перкуторного тона, имеет местная ограниченная болезненность черепа, вызываемая перкуссией черепа или, лучше, энергичным надавливанием на кость мякотью большого пальца. Она может быть обнаружена даже у больных, находящихся в сопорозном состоянии. Наличие подобной болезненности у этих больных может служить весьма важным подспорьем при определении топического диагноза опухоли.

Важным показателем как первичных, так и вторичных (на почве повышения внутричерепного давления) деструктивных изменений турецкого седла являются описанные нами болевые точки в области переносицы и виска. При поколачивании пальцем по переносице и по большим крыльям основной кости в этой-области возникает боль, если в кости имеется деструктивный процесс, в который вовлекается твердая мозговая оболочка. При этом боль ощущается не только под пальцем, но, что весьма характерно, в глубине головы. «Боль отдает куда- то в середину головы», «куда-то в глубину», —обычно заявляют больные. По наличию или отсутствию перкуторной болезненности в указанных отделах головы возможно с большой степенью вероятности определить наличие изменения турецкого седла до краниографии.

Краниография доставляет особенно ценные данные для установления изменений в костях черепа при опухолях мозга. Она позволяет выявить как местные изменения их, вызываемые самой опухолью (рис. 25), так и общие изменения, зависящие от повышения внутричерепного давления. При этом краниография дает возможность выявить такие степени этих изменений, которые совершенно не могут быть определены с помощью других методов исследования.

В отечественной литературе вопрос об изменениях костей черепа при опухолях мозга всесторонне освещен в работе М. Б. Копылова при участии Н. Н. Альтгаузена. Ниже описываются изменения в костях черепа, вызываемые повышенным внутричерепным давлением. Изменения в них, обусловленные непосредственным влиянием самих опухолей, будут описаны в специальной части.

Изменения костей черепа на почве повышенного внутричерепного давления развиваются тем быстрее и бывают выражены тем резче, чем моложе больной, чем большее время у него повышено внутричерепное давление и чем оно выше. Особенно резкими они бывают у детей.

Размеры черепа увеличиваются иногда весьма значительно; форма его становится шарообразной или яйцевидной, линия свода черепа приобретает более ровный характер. Черепные

ямки уплощаются, радиус их увеличивается. Средние отделы передней черепной ямки прогибаются вниз, так что передние клиновидные отростки могут оказаться направленными вверх. Задняя черепная ямка становится более выпуклой и как бы нависает над начальным отделом позвоночника. Дно средней черепной ямки уплощается и прогибается.

Кости черепа истончаются, швы растягиваются и зияют. Нормальный рельеф костей, особенно в области свода, претерпевает также значительные изменения. Характер этих изменений находится в тесной зависимости от формы водянки мозга.

При открытой (сообщающейся) водянке вследствие того, что между поверхностью мозга и твердой мозговой оболочкой сохраняется слой спинномозговой жидкости, внутренний рельеф костей черепа представляется однотонным и сглаженным. В нем нет ни пальцевых вдавлений, ни четких сосудистых борозд или пахионовых вдавлений.

При закрытой водянке мозга, вследствие незначительного содержания спинномозговой жидкости в субарахноидальном пространстве, мозг, распираемый изнутри, тесно прижимается выпуклыми отделами своих извилин через оболочки к костям черепа. В результате внутренний рельеф костей черепа нередко отображает неровности поверхности мозга. Появляются и углубляются пальцевые и пахионовы вдавления. Резко выступают сосудистые борозды оболочечных артерий и венозных синусов.

При развитии водянки у взрослых, если она существует недолго, костные изменения черепа обычно отсутствуют или бывают выражены слабо. Исключение составляет только турецкое седло. Грубые деструктивные изменения в нем могут возникать не только у детей и подростков, но и у взрослых. При этом, как показали М. Б. Копылов и И. Н. Альтгаузен, интенсивность и характер изменений его различны при открытой и закрытой водянке мозга.

При открытой водянке мозга у детей и подростков турецкое седло или не изменено, или изменено сравнительно слабо. У взрослых при длительном существовании водянки оно нередко приобретает чашеобразную форму с расширенным входом и относительно мелким дном. Спинка его часто представляется как бы сниженной, со сглаженными контурами. Передние клиновидные отростки иногда опущены и заострены.

При закрытой водянке мозга изменения турецкого седла выражены, как правило, более резко, чем при открытой. При этом степень и характер этих изменений находятся в тесной зависимости от места расположения закупорки ликворопроводящих путей.

При закрытии обоих монроевых отверстий турецкое седло может не претерпевать никаких существенных изменений. Но иногда оно представляется равномерно углубленным, вход

в него широким и стенки его гладкими. Спинка его в этих случаях обычно умеренно укорочена и выпрямлена; передние клиновидные отростки могут быть заострены и несколько опущены книзу.

При закрытии ликворопроводящего пути на уровне сильвиева водопровода изменения турецкого седла почти постоянны. Спинка его выпрямлена; передний скат ее, а также передние отделы задних клиновидных отростков атрофированы; вход в седло расширен, дно в срединной части его равномерно углублено и дает правильную полулунную тень в просвет основной пазухи.

При закрытии или затруднении оттока спинномозговой жидкости на уровне IV желудочка и отверстия Мажанди и Лушка изменения турецкого седла носят несколько иной характер. Спинка его и задние клиновидные отростки обычно атрофичны и нередко наклонены вперед. Вход в ямку седла не расширен, а иногда даже сужен. Дно седла часто бывает углублено в заднем отделе.

Таким образом, краниография при водянке мозга позволяет не только выявить наличие повышенного внутричерепного давления, но и определить характер водянки, т. е. установить, является ли она открытой или закрытой. При последней краниография помогает установить со значительной степенью достоверности и место блокады ликворопроводящих путей.

Однако, как правильно замечает М. Б. Копылов, описанные изменения турецкого седла в более или менее чистом виде наблюдаются при воспалительных процессах или при опухолях, имеющих небольшие размеры и располагающихся на ликворопроводящих путях в области сильвиева водопровода и задней черепной ямки. Опухоли же крупных размеров, особенно расположенные в области турецкого седла, могут осложнять эти изменения, вызванные повышенным внутричерепным давлением, теми или иными особенностями.

Читайте также:  Замена ремня грм на двигателе d16a

Отложение солей извести

Одним из весьма важных, хотя и непостоянных, симптомов опухолей мозга, выявляемых краниографией, является отложение в них солей извести. Согласно мнению большинства авторов, соли извести отлагаются главным образом в адвентициальной и средней оболочках сосудов опухоли и лишь и незначительной степени — в самих опухолевых клетках.

Какие процессы способствуют отложению известковых солей при опухолях мозга, остается пока невыясненным. Существенное значение имеет, по-видимому, быстрота роста опухоли. И медленно растущих опухолях отложение извести наблюдается значительно чаще, чем в быстро растущих.

По данным Уида (Weed), микроскопические известковые включения наблюдаются у 40% всех больных с опухолями. Однако отложения их, которые могут быть выявлены при помощи рентгенографии, наблюдаются примерно у 3-8%.

Наиболее часто отложения солей извести отмечаются в краниофарингеомах, арахноидэндотелиомах, гемангиомах, астроцитомах. В краниофарингеомах частота отложений солей извести наблюдается примерно у 70—85% больных (Кушинг и М. Б. Копылов и др.). Соли извести чаще откладываются в супраселлярные отделы краниофарингеомы (рис. 27), реже — в интраселлярные (рис. 26). В аденомах гипофиза отложения солей извести наблюдаются значительно реже, чем в краниофарингеомах. Деври отмечал их всего лишь у 6,6%. больных. При верифицированных аденомах гипофиза отложение солей извести наблюдается еще реже.

Сравнительная частота отложений солей извести в краниофарингеомы и в аденомы гипофиза имеет существенное практическое значение. Интраселлярное и супраселлярное отложение извести дает основание предположить в первую очередь наличие краниофарингеомы и лишь во вторую очередь — аденомы гипофиза.

Значительно реже наблюдается отложение солей извести в арахноидэндотелиомах (у 19,5%, больных по нашим данным, по данным Кушинга — несколько чаще).

В глиомах отложение солей извести отмечается приблизительно у 12—14% больных.

До сих пор нет единого мнения по вопросу, возможно ли по виду отложения извести определить гистологическую природу опухоли.

М. Б. Копылов, Н. Н. Альтгаузен и др. утверждают, что во многих случаях по характеру отложений извести можно распознать гистологическую природу опухоли. Мы разделяем их точку зрения. Дэнди, Майер, Массон (Dendy, Meier, Masson) считают дифференциальную диагностику характера опухоли по виду отложения солей извести задачей весьма трудной и почти невозможной для разрешения.

Отложения солей извести в арахноидэндотелиомах имеют обычно довольно компактный и массивный вид (рис. 28). Реже они на краниограмме имеют форму тонкой полоски, полушария или эллипсиса, или прерывистой линии, образованной нежными точечными включениями. В соответствии с экстрацеребральным расположением большинства арахноидэндотелиом отложение извести в них проецируется на краниограммах в поверхностных отделах мозга и обычно сочетается с местными ограниченными изменениями костей и расширением диплоэтических вен (рис. 29). В арахноидэндотелиомах, расположенных в желудочках, обызвествление имеет чаще всего вид мелкопятнистых скоплений (К. Г. Тэриан, М. Б. Копылов) и может достигать огромных размеров, являясь как бы его слепком.

Отложение солей извести в глиомах имеет весьма разнообразный вид: звездчатый, точечный, гомогенно-пятнистый, ватообразный, извилистый. В спонгиобластомах они чаще имеют аморфный и точечный вид, с выступами в виде ниточек; в олигодендроглиомах — более массивный и тоже с выступами в виде «усиков», соответственно ходу сосудов опухоли. Особенно крупные обызвествления участка наблюдаются в астроцитомах.

Своеобразен вид отложений солей извести в гемангиомах. На краниограммах соответственно локализации опухоли выступает тень, более или менее точно воспроизводящая поверхность мозга с ее бороздами и извилинами. В типичных случаях картина весьма характерна. Возникновение тени обусловливается отложением солей извести во втором и третьем слоях коры.

Весьма типичны по своему внешнему виду и расположению отложения извести в шишковидную железу. Однако, как симптом опухоли самой железы они могут быть рассматриваемы только в том случае, если достигают крупных размеров и имеют не свойственный им в норме внешний вид, и налицо другие клинические симптомы опухолевого заболевания железы.

Но обызвествление шишковидной железы имеет важное значение для топической диагностики опухолей других отделов мозга. Под влиянием опухоли, развивающейся в соседних с шишковидной железой отделах мозга, эта железа смещается в том или ином направлении. В таких случаях видимое на краниограммах отложение солей извести в ней изменяет ее нормальное положение. Особенно подробно изучали диагностическое значение смещения обызвествленной шишковидной железы Н. Н. Альтгаузен, М. Б. Копылов, Шюллер и др. М. Б. Копылов обнаружил смещение обызвествленной железы у 59,4% больных с опухолями мозга, Дайк — у 30%.

При использовании для целей топической диагностики отложения солей извести в шишковидную железу необходимо иметь в виду то обстоятельство, что аналогичного характера отложения могут наблюдаться и в сосудистых сплетениях боковых желудочков в области треугольника (рис. 30а и 306). Маклин находил отложение солей извести в этот участок сосудистого сплетения у 5,1 % обследованных больных. Диференцирование этих двух видов обызвествлений облегчается тем, что сосудистые сплетения обычно обызвествляются с обеих сторон и видимые на фасных краниограммах тени их располагаются симметрично по бокам средней линии. Подобные симметрично расположенные отложения извести не имеют патологического

значения. При одностороннем же отложении солей извести и наличии симптомов органического заболевания мозга показана пневмография для исключения внутрижелудочковой опухоли. Обызвествленные участки внутрижелудочковой опухоли могут иметь очень крупные размеры, создавая картину как бы слепка желудочка.

При использовании появления петрификатов на краниограммах для диагностики опухолей мозга необходимо учитывать возможность отложения солей извести в мозговые сосуды [в стенку внутренней сонной артерии, в артериальные и артериовенозные аневризмы, в старые воспалительные очаги (рис. 32), цистицерки], а также обызвествления капилляров и венул серповидного отростка (рис. 31).

Резюме. Важными симптомами опухоли мозга являются изменения черепа и отдельных его участков, выявляемые главным образом с помощью рентгенографии, а также простого осмотра и ощупывания. К ним относятся: увеличение размеров черепа, изменение его формы, расхождение швов, ограниченные выпячивания, общее и местное истончение и разрушение, эндостозы и экзостозы, расширение диплоэтических вен и др. Изменения костей черепа при опухолях мозга, выявляемые путем краниографии, наблюдаются примерно у 26—27%, больных с опухолями мозга.

Еще большее диагностическое значение имеют отложения солей извести, видимые на краниограммах. Наиболее часто они откладываются в краниофарингеомы и арахноидэндотелиомы, медленно растущие глиомы (астроцитомы, олигодендроглиомы). Весьма часты отложения солей извести в шишковидную железу. Они имеют важное значение для распознавания опухолей, развивающихся в соседних с шишковидной железой отделах мозга. Характер и внешний вид обызвествлений довольно типичны для опухолей различной гистологической природы. Поэтому тщательное изучение их на краниограммах позволяет получить важные данные для распознавания не только локализации опухоли, но и ее природы. При использовании отложения солей извести для целей диагностики опухолей головного мозга необходимо учесть то обстоятельство, что они могут отлагаться и в образования неопухолевого характера: в стенки артерий, в артериальные и артериовенозные аневризмы, в капилляры, в серповидный отросток, сосудистые сплетения, в старые воспалительные очаги, цистицерки и т. п.

Источник

То, что вы хотели знать